Укротители явки

Оригинал взят у abuzin в Укротители явки

  


Со всех концов города Москвы раздаются жалобы активистов на отсутствие информации о предстоящем 10 сентября голосовании. Причина, естественно, не в том, что на информирование не выделено денег; московские подъезды уклеены рекламой Дня города, который пройдет именно в день голосования (кстати, интересно: перенесут ли День Города, если единый день голосования все-таки передвинут на более удобный для избирателей день?). А вот про муниципальные выборы - молчок. К чему бы это?


Вообще-то, у московских организаторов выборов большой опыт информирования избирателей. Например, когда надо было обеспечить явку на выборы в Мосгордуму в 2005-м, и особенно в 2009 и 2014 годах, московские подъезды, остановки транспорта и метро были увешаны плакатами о том, как важно всем прийти на выборы. На информирование избирателей тогда тратилось до половины всех выделенных на выборы средств – порядка 100 миллионов. Из каждого утюга можно было узнать, когда и куда надо прийти на избирательный участок, чтобы поставить крест за одного из кандидатов, выдвинутых 4-мя партиями, или за темную лошадку-спойлера. Результаты известны: в 2009-м написали явку в 35%, без опасения добавив десяток процентов, а в 2014-м посчитали честно (как было сказано сверху) и получили 21%. 


Collapse )

К вопросу о видеонаблюдении на российских выборах

Оригинал взят у abuzin в К вопросу о видеонаблюдении на российских выборах

История вопроса

Массовое внедрение видеокамер на избирательных участках состоялось на выборах Президента РФ 4 марта 2012 года. Инициатива исходила от Премьер-министра РФ Путина В.В. Вероятно, определенную роль в такой инициативе сыграл Председатель ЦИК Чуров В.Е., который еще до этого рассказывал о подобных опытах, проведенных на выборах 2011 года (по-моему, в Ингушетии).

На обустройство видеокамерами примерно 94 тысяч УИК было затрачено 13 млрд. из бюджетных средств и еще 12,4 млрд. из средств Ростелекома, ставшего генподрядчиком этой инициативы. Заметим, что большая часть средств была израсходована не на оборудование, а на проведение средств коммуникации, обеспечивающих прямую трансляцию.

ЦИК РФ, в свою очередь, принял Постановление от 26.09.12, утвердившее «Порядок применения средств видеонаблюдения и трансляции изображения в помещениях для голосования на выборах и референдумах, проводимых в Российской Федерации».

После президентских выборов 2012 года оборудование хранилось у Ростелекома, а видеотрансляция с избирательных участков применялась редко, что объяснялось отсутствием бюджетных средств в региональных бюджетах (а федеральный центр не собирался спонсировать региональные и местные выборы). В 2016 году в ЕДГ, совмещенный с федеральными выборами, было решено установить видеокамеры примерно на 17 тысячах УИК (по другим данным – примерно на 27 тысячах), списки которых включали примерно 37%-40% избирателей России (данные могут быть преувеличены и-за обычной российской привычки завышать такую отчетность).

На это из федерального бюджета было выделено 120 млн. руб. (для оснащения УИК в Уфе, Казани, Красноярске, Волгограде, Воронеже, Нижнем Новгороде, Новосибирске, Омске, Ростове-на-Дону, Самаре, Екатеринбурге, Челябинске и Перми), и неизвестно сколько из региональных бюджетов (в первую очередь в Москве и Санкт-Петербурге).

При этом ЦИК РФ внес поправки в свое Постановление 2012 года, обеспечив ужесточение правил доступа к видеозаписям.

Результаты первых опытов

Результаты эксперимента 2012 года оказались неожиданными для организаторов выборов. В сети появилось большое число видеозаписей, свидетельствующих не только о тотальном нарушении процедур подсчета голосов, но и о многочисленных уголовно наказуемых фальсификациях.

В Рузском районе Московской области с помощью видеокамер были добыты свидетельства организации «каруселей» - перемещения между избирательными участками групп граждан, получавших на этих участках бюллетени за других лиц.

В Казани исследователи видеозаписей установили, что число избирателей, опускавших бюллетени в избирательный ящик существенно отличается от официально опубликованного число избирателей, принявших участие в выборах.

В 2016 году доступ к видеозаписям был существенно ограничен. В некоторых случаях, видеозаписи либо вообще не удалось получить (Москва), либо удалось получить частично (Челябинская и Московская области). Там, где видеозаписи удалось получить и где они были исследованы, вновь подтвердилось тотальное невыполнение процедур подсчета голосов, были зафиксированы случаи «вброса» бюллетеней (Московская область), а также установлено применение «каруселей».

Наиболее обстоятельное исследование провела Ассоциация наблюдателей Татарстана (группа Габдулвалеева, см. http://trv-science.ru/2017/05/23/o-metodakh-vyyavleniya-falsifikacij-s-pomoschyu-videozapisej/). В Санкт-Петербурге с помощью видеозаписей выявлено использование технологии каруселей (https://www.facebook.com/groups/1696346200579924/permalink/1859926027555273/). Там же, в Санкт-Петербурге, кандидатом в депутаты О.Дмитриевой были представлены записи со многих УИК, показывающие повсеместное нарушение процедуры подсчета голосов.

Проблемы внедрения и использования

Хотя видеонаблюдение на российских выборах не решает большую часть их проблем, тем не менее, оно было бы крайне полезным, поскольку даже на такой, казалось бы, тривиальной стадии, как голосование и подсчет голосов, российские выборы не удовлетворяют законодательству. Основным аргументом против такого внедрения является стоимость внедрения и использования. Полагаю, что аргумент этот не очень убедителен: затраты на видеонаблюдение составляют лишь малую часть затрат на выборы в целом.

Затраты связаны с:

- приобретением видеокамер (либо транслирующих, либо записывающих);

- трансляцией с видеокамер (либо на локальный монитор, либо на удаленный);

- хранением видеозаписей;

- предоставлением видеозаписей.

Следует отметить, что с точки зрения общественного контроля трансляция в режиме реального времени представляется менее актуальной задачей, чем доступ к видеозаписям. Отказ от трансляции в режиме реального времени мог бы несколько уменьшить затраты на видеонаблюдение.

Другой проблемой использования видеонаблюдения является отсутствие общих критериев оценки представленных видеоматериалов.

Нормативная база

В настоящее время нормативной базой видеонаблюдения являются:

- Федеральный закон "О выборах Президента Российской Федерации" (п.14 ст.66);

- Постановление ЦИК РФ от 26.09.2012 № 142/1076-6 "О Порядке применения средств видеонаблюдения и трансляции изображения в помещениях для голосования на выборах и референдумах, проводимых в Российской Федерации";

- Постановление ЦИК РФ от 31 августа 2016 г. № 45/453-7 "О применении отдельных технологий видеонаблюдения и трансляции изображения, в том числе в сети интернет, на выборах и референдумах, проводимых в Российской Федерации";

- решения избирательных комиссий субъектов Федерации, связанные с видеонаблюдением.

Действующая нормативная база страдает многими недостатками:

- не урегулировано применение видеонаблюдения в избирательных комиссиях выше участковой;

- порядок доступа к видеозаписям существенно ограничивает возможности общественного контроля;

- отсутствуют критерии оценки содержания видеозаписей;

- отсутствует ответственность за нарушение порядка видеонаблюдения.

В настоящее время ЦИК РФ готовит новое Постановление о порядке использования видеокамер на выборах Президента РФ в 2018 году. По проекту ЦИК доступ к видеозаписям будет обеспечен ограниченному кругу лиц. В частности, избиратель может запросить видеозапись только со своего участка и только в том случае, если нарушены его избирательные права. Хранение видеозаписей осуществляется только в течение трех месяцев со дня публикации официальных итогов выборов.

Между тем, с нашей точки зрения (!), нет серьёзных причин для того, чтобы не предоставить возможность знакомиться с видеозаписями всем желающим в течение года после выборов. С целью исключения предоставления в избирательную комиссию, суд, правоохранительный орган поддельной или искаженной видеозаписи можно предусмотреть их сертификацию.

О юридических последствиях видеоматериалов

Имеется несколько прецедентов использования видеозаписей для обоснования судебных решений. Так, Волоколамский городской суд Московской области в 2013 году признал недействительными итоги голосования на одном из избирательных участков. Среди других многочисленных оснований фигурирует видеозапись, на которой видно, что подсчет голосов производился отстраненным от работы членом УИК.

В марте 2017 года Красноярский краевой суд в качестве апелляционной инстанции, постановил считать допустимым доказательством видеозапись, сделанную камерой видеонаблюдения, установленной охраной здания (!), в котором проходило голосование. Камера зафиксировала незаконный вброс бюллетеней в избирательный ящик; итоги голосования на участке были признаны недействительными.

Однако противоположных примеров пренебрежения судом и правоохранительными органами видеозаписями намного больше.

В представленных кандидатом О.Дмитриевой многочисленных видеозаписях, полученных через Избирательную комиссию Санкт-Петербурга, суд, хотя и увидел повсеместное нарушение процедуры подсчета голосов, но не счел их основанием для отмены итогов голосования на участках. То же произошло и с записями, представленными в 2012 году кандидатом О.Шеиным в Астрахани. Интересно, что и в том и в другом случае видеозаписи  просматривались также в Центральной избирательной комиссии Российской Федерации, без каких-ибо последствий для нарушителей.

Истринский городской суд Московской области в 2016 году пошел дальше: в своем решении он указал, что при наличии пояснений представителей участковой избирательной комиссии о том, что нарушений не было, «представленного доказательства видеозаписи недостаточно для вывода о том, что имелись нарушения».

В 2013 году гражданином Подчерняевым А.С. была сделана попытка оспорить в суде города Долгопрудный Московской области на основании «официальной» видеозаписи правильность подсчета избирателей, принявших участие в выборах. Однако суд не только посчитал, что «видеозапись виденаблюдения не может расцениваться как достоверное доказательство незаконности решений избирательных комиссий» (что естественно), но и отказал в требовании исследовать по существу причину разницы между официальной явкой и видеозаписью.

В Московской области как в 2012, так и в 2016 годы были случаи, когда суд принимал решения просто не дождавшись получения видеозаписей (считая, вероятно, их не очень важными доказательствами).

Еще большее безразличие, граничащее с цинизмом, проявляют по отношению к видеозаписям органы прокуратуры и следствия. Например, следователь из Казани, получив от заявителя видеозапись с вбросом бюллетеней отреагировал очень просто: этого не может быть, поскольку такой вброс заметили бы находящиеся на участке наблюдатели.

Следует отметить, что КАС РФ предусматривает возможность рассмотрения видеозаписи в качестве доказательства (ст.76). Это, в частности, означает, что суды обязаны удовлетворять ходатайства о приобщении к делу видеозаписей, произведенных в порядке, предусмотренном российским законодательством. Тем более, следователи обязаны рассматривать и оценивать видеозаписи, представленные заявителем.

Если, конечно, дела о нарушении избирательных прав рассматриваются добросовестно.


Собянин, Ракова. Анатомия выборов 2017. Мой опыт.

Оригинал взят у garnach в Собянин, Ракова. Анатомия выборов 2017. Мой опыт.
В пятницу  я подал документы   на выдвижение  в депутаты  Совета Депутатов  Тропарево-Никулино.
5 лет назад  я впервые  пришел на выборы, и  понял какой ад творится в моем родном Тропарево-Никулино,  когда на  избирательных участках в МПГУ  Единая Россия еле набрала 27% а на УИК в Созвездии  пьяный  глава ГУИС   нарисовал  97% этой партии, и  когда   туда прибыли  наблюдатели и оппозиционные  партии, заперся в кабинете и  сбежал через окно с бюллетенями и протколами.
Тогда я понял, что надо становиться депутатом, и наводить порядок в районе.

Потом меня, как  самовыдвиженца, снимали 2 раза с выборов, и  сняли 7 из 8 кандидатов.  Я остался один, и  дал импульс как формированию  гражданского активизма в Тропарево-Никулино, так и  принес совершенно осязаемые  результаты в виде сэкономленных миллионов рублей  возвращенных в бюджет  города местными ворами,  так и  стройкой детской поликлиникивозрождению  Парка Школьников,  и многому другому.

И вот  наступил 2017 год, и я снова решил  идти в депутаты, потому, что я знаю и умею.
Единственная партия, не вызывающая  у меня отторжения, и  на деле показавшая высокую эффективность  и помощь мне в решении  задач в районе  была и остается КПРФ.
Надеюсь, честность и жесткость  КПРФ во многих вопросах  и сейчас не  даст осечки.
Так вот, в пятницу вечером поданы документы в КПРФ, а уже в  понедельник,  сумасшедшая  старушка  начала  писать о  моем выдвижении в  группах. То есть  информация о моем выдвижении была  мгновенно  слита.

В понедельник о  поддержке КПРФ  реальных гражданских активистов, с добавлением    бреда про Ходорковского,  было  написано в Телеграм канале Методичка.

В  этот же день  было доложено Анастасии Раковой, и  она дала команду  Департаменту Территориальных органов исполнительной Власти  ( ДТОИВ)  мочить меня, и не  допускать на выборы, на уровне  партийной конференции. То есть я  просто не  буду утвержден в качестве кандидата по партийному списку КПРФ в Тропарево-Никулино.


Collapse )



+ 7 9999 11 00 95  доступен в Viber WhatsApp  Telegram
Группы в  Facebook
Группа в  Вконтакте
pol@moszapad.ru


Цирк на выборах в городе Дагестанские огни

Оригинал взят у kireev в Цирк на выборах в городе Дагестанские огни
oleg_lisowski поделился просто великолепной находкой. Я думал мы уже все знаем о том, как от балды рисуют результаты выборов, но нет, оказывается, есть еще что-то новенькое.

Итак, Выборы депутатов Собрания депутатов муниципального образования "город Дагестанские Огни" шестого созыва 2015 г.  Пять партий получают 1045, 1046, 1046, 1047 и 1048 голосов!  Кстати, это все чуть больше 5% проходного барьера. То есть либо ты проходишь 5% барьер с минимальным перевесом, либо у тебя вообще 0 голосов. Но КПРФ написали все же чуточку больше - 5.5%, наверное просто из уважения.

То есть кто-то просто таким образом сочинил результаты по городу. Но ведь результаты по городу - это сумма результатов по участкам. По участкам там совсем разные результаты. Значит они тоже их просто сочинили: не могут же быть результаты по участкам настоящие, а их сумма взятой от балды. Хотя и сами результаты по участам там порой совсем нелепые. За КПРФ лишь огромное количество голосов на трех участках: 557, 325, 241, а на всех остальных ноль. Правда, это власти России "тейпами" объясняют.

Но смешное и на этом не кончается. Как же, скажем, за Патритов России не проголосовал ни один человек, если у них в списке на этих выборах было 27 кандидатов! Некоторые кандидаты, мягко говоря, сомнительные: в этом списке, скажем, есть сторож. Вот у него нет проблем с регистрацей на выборах, не то что у оппозиции. И это при том, что сами результаты выборов говорят, что этот сторож за свою партию и не голосовал. За исключением этого сторожа, еще одного безработного и пары других человек, все остальные в этом спиское "Патриотов России" - работники ООО "Дагестан Стекло Тара". Пишут, что это старейший стекольный завод России, правда на это звание претендует явно не только он. Но завод важный. Даже два архивариуса этого ООО и то кандидаты! У них там сразу два архивариуса - вот какое важное предприятие. И руководство его чуть ли не полностью в списке "Патриотов России"... а голосов ноль.

В списке "Города России" тоже сразу 24 человека, ни один из которых не проголосовал за свое объединение. А зря: ведь как раз им позарез нужны были депутатские мандаты, так как безработными являются 20 человек из 24!

У ЛДПР тоже был внушительный список, который вел на выборы не кто-то, а заместитель Заксобрания г. Дагестанские огни Ярахмед Оруджев.  Более того, прямо перед выборами в августе 2015 г. он был и.о. мэра города! Но, оказывается, и он не проголосовал за выдвинувшую его партию.

В общем, я этот пост написал, а потом еще решил добавить и тэг "юмор" к нему: без улыбки на это все просто невозможно смотреть.


О правоохранительных функциях избирательных комиссий

Оригинал взят у abuzin в О правоохранительных функциях избирательных комиссий
В очередной раз услышал из уст руководителя избирательной комиссии фразу: «Избирательная комиссия не имеет права заниматься следственными действиями». Это – Ирина Анатольевна Коновалова – председатель Избирательной комиссии Московской области на рабочем совещании посвященном блистательным достижениям российских следователей по расследованию очевидных фальсификаций в Дагестане и Мытищах.
Ну, Коноваловой, почти простительно: её, имеющую совсем незначительный опыт на наших выборах, и назначили на этот пост как-раз для того, чтобы она повторяла мантры, выработанные десятилетиями практики избирательных комиссий по защите фальсификаторов от граждан. Но рядом с председательницей Коноваловой при произнесении этой фразы сидели специалисты по этой практике – зам пред. Наталия Геннадьевна Земскова и секретарь Игорь Владимирович Кудрявин; они-то уж в деле отпихивания от избирательных комиссий претензий со стороны граждан, собаку съели.
Я не раз был членом всяких избирательных комиссий и многократно слышал эту присказку: «направить жалобу в прокуратуру (следственный комитет, ОВД для рассмотрения)». Последний мой опыт – летом 2016 года – как раз в Избирательной комиссии Московской области, где я был членом, естественно, с совещательным голосом. В конце каждого заседания Кудрявин (я бы сказал – с особым цинизмом) отчитывался о рассмотрении поступивших жалоб. Часть этих жалоб получала адекватный ответ, но многие легко и непринужденно направлялись в правоохранительные органы именно с тем обоснованием, что «избирательные комиссии не могут проводить следствие». В некоторых случаях такие жалобы содержали серьезные доказательства нарушения, которые вполне под силу было квалифицировать избирательной комиссии, и как показывает опыт – не под силу квалифицировать правоохранительным органам.
Понятно, что правоохранительные органы поступали просто: они запрашивали мнение избирательных комиссий, которые зачастую и являлись нарушителями, получали закономерный ответ «все было по закону» и возвращали свое заключение обратно в избиркомы. Круг замыкался: жалоба рассмотрена, нарушений не установлено, идите, граждане лесом в суд.
Вот, например, Следователь по особо важным делам Хасавюртовского межрайонного Следственного комитета России по Республике Дагестан капитан юстиции Омаров Г.М.-А., проверяя жалобу на фальсификацию итогов голосования (на избирательном участке приписано ни много, ни мало около 2000 голосов), обратился за объяснением к председателям участковой и территориальной комиссий, которые ему сказали, что «все было по закону», на основании чего капитан юстиции принял Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Вот и  мытищинские дознаватели, проверяя жалобу на фальсификацию итогов голосования в большинстве участковых комиссий города Мытищи, основываются в своих отказах на то, что представленные доказательства не являются копиями протоколов, о чем им сообщили в избирательной комиссии, и не удосуживаются выяснить, что же все-таки представляют эти доказательства.
Замечу, что и прокуратура, и СК, и ОВД даже формально не являются органами, независимыми от других органов власти, в отличие от избирательных комиссий, которые формально-таки у нас независимы. Поэтому наши правоохранительные органы защищают органы, от которых они зависимы. В Мытищах им пришлось защищать эти органы даже от ЦИК РФ, которая пыталась получить доступ к избирательной документации избирательных комиссий города Мытищи. Правоохранительные органы, которым избирательные комиссии поручили провести следствие, не только не могут в течении пяти месяцев разобраться в трех соснах фальсификации, но еще и скрывают от ЦИК РФ арестованную ими избирательную документацию.
Вообще-то одной из двух функций избирательных комиссий является «реализация и защита избирательных прав» (п.3 ст.20 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации"). Нежелание заниматься этим нудным и в карьерном смысле опасным делом породило технологию круговой защиты избирательных прав от граждан.

Про фальсификаторов

Оригинал взят у oleg_shein в Про фальсификаторов
Получил официальный ответ из Верховного суда РФ по делам о фальсификациях на выборах. С 2006 года осуждено 130 человек, но из них лишь двое к реальному ограничению свободы и один к исправительным работам. Остальные отделались легким испугом - штрафами и условным сроком. Еще семеро были оправданы, 12 амнистированы, а 15 избежали ответственности "ввиду деятельного раскаяния". Между тем речь идет о преступлении против Конституции - захвате власти вопреки воле народа.

p.s. Если сравнить с общей судебной практикой, то статистика такова: по ст. 142 УК РФ (фальсификация выборов) оправдано 5% и прекращено 23% дел, в то время как по всей категории УК оправдано 0,4% и прекращено 1,7% дел.

Авгиеву конюшню УИК 2506 слегка почистили...

Оригинал взят у blog_matveev в Авгиеву конюшню УИК 2506 слегка почистили...
Об этом сообщает сегодня РИА "Новости" и другие СМИ.

16 февраля 2017 года решением территориальной избирательной комиссии Железнодорожного района города Самары Самарской области освобождены досрочно пять членов участковой избирательной комиссии избирательного участка № 2506 (Железнодорожный район города Самары Самарской области).

Такое решение принято на основании результатов проведенной Рабочей группой Избирательной комиссии Самарской области проверки по обращению депутата Самарской Губернской Думы шестого созыва Михаила Матвеева, а также видеоматериалу, размещенному в информационно – телекоммуникационной сети «Интернет» «Как воровали голоса на выборах в Самарской области. Фильм-расследование Михаила Матвеева».

Collapse )


Со второй попытки, но все-таки уволилась председатель ТИК Королёва Жанна Прокофьева!

Оригинал взят у maria_revezhak в Со второй попытки, но все-таки уволилась председатель ТИК Королёва Жанна Прокофьева!

https://www.novayagazeta.ru/news/2017/02/07/128801-predsedatel-izbirkoma-koroleva-pokinula-svoy-post
Председатель территориальной избирательной комиссии Королёва Жанна Прокофьева написала заявление об увольнении. От этом «Новой газете» сообщили в пресс-службе комиссии.

По словам пресс-секретаря избиркома Дмитрия Лободенкова, Прокофьева написала заявление об уходе по собственному желанию и  Мособлизбирком уже «принял соответствующее решение».

Collapse )


В Республике Коме

Оригинал взят у abuzin в В Республике Коме
Пользователь kablis развеял мои сомнения по поводу некоторых избирательных участков Сыктывкара. Как я писал раньше, там наблюдалась массовая уголовщина с переписыванием протоколов, при этом заимстование голосов для ЕР производилось из всех источников - откуда только можно - от других партий, из неиспользованных бюллеетней, из недействительных и даже из унесенных (см. http://abuzin.livejournal.com/88809.html). При использовании неиспользованных бюллетеней получалось, что избиратели приходили на участки ровно в таком количестве, в каком эта комиссия получила бюллетеней (при этом количество полученных бюллетеней было меньше списочного состава избирателей, и явка не была полной). Поэтому доля погашенных бюллетеней в большинстве комиссий оказалась близка к 0, что, конечно, сразу бросилось в глаза. При этом также наблюдалась сильная корреляция: у УИК с нулевой долей погашенных бюллетеней высок процент голосования за ЕР и наоборот.  Но несколько  комиссий выбивались из этой закономерности.

http://kablis.livejournal.com/9189.html напомнил мне, что в КОМИ использовали на некоторых участках КЭГи (комплексы электронного голосования). Они использовались на 9 участках Сыктывкарского ТИК. И надо же: оказалось, что это именно те УИК, которые выпадали из общей закономерности! Погашенных бюллетеней там не было, поскольку их не было вообще (а погашенные карточки электронного голосования комиссия в протокол решила не вносить). В отличие от "ручных" УИК, на этих не решились переписывать протоколы, выданные машиной!  И получилась замечательная картинка: бюллетеней погашено 0, а за ЕР - всего-то от 20 до 30% (по сравнению с официальными 49 по Сыктывкару).
Для наглядности:

Там, где много рыжих столбцов, малый процент голосов у ЕР и наоборот. А бледные голубые столбцы - это автоматизированные УИКи.

И еще одну замечательную вещь открыл kablis. Он пишет, что на автоматизированные УИКи нагоняли людей с открепительными. Если так, то это свидетельствует о том, что русский (коми) народ начал адаптироваться к принудительному голосованию: участвует в нем, но голосует за кого хочет.


В прошлом году я разговаривал с Шебаршиной и ее соратниками. Как было замечено в некоторых блогах, действительно, - аппетитная девушка. Смотрится почти как Тимошенко, только интерьерчик, жаль,  другой. 

P.S. Пользователю a_shenобратил мое внимание на ошибку: Средний показатель ЕР по Сыктывкару 48,6% (от списочного состава избирателей). Спасибо, исправил. Кроме того, обращаю внимание на то, что процент ЕР вычислен от списочного состава избирателей (так удобней применять метод Собянина-Суховольского).
P.P.S. С подачи одного из читателей я исправил слово "комяцкий" на слово "коми". Если я кого задел выражением "комяцкий", прошу прощения: у меня нет никаких оснований, задевать каку-либо национальность. Люди, по-моему, делятся не по национальности, а по степени честности.
 

Про реальные проблемы избирательной системы и что с этим делать

Оригинал взят у gornik в Про реальные проблемы избирательной системы и что с этим делать

Про мнимые проблемы выборов - вбросы, карусели, открепительные, допсписки и переписывание протоколов я писал ровно месяц назад. Про реальные - только сейчас руки дошли. Исправляюсь.

Самая большая проблема - отсутствие институтов.

Среди тринадцати членов УИК №79 в центре Москвы не было никакого конфликта интересов, если не считать неопытного молодого человека от СР. Большая часть членов заинтересована ровно в одном - как можно скорее закончить все формальности. Никто не заинтересован в соблюдении закона. В теории, все они должны отстаивать интересы разных структур, ветвей власти, должен быть баланс интересов. На практике - все они подчиненные исполнительной власти.

Та же проблема с полицией, судами, СМИ (большей их частью). Отсюда получается ровно то, что имеем. Кроме наблюдателей от гражданского общества - никто не заинтересован в соблюдении закона. Даже наблюдатели от "системной оппозиции" далеко не всегда обладают нужной мотивацией. А интерес у исполнительной власти к фальсификации выборов прямой. Это и есть причина фальсификаций, а не личная команда Путина или еще кого-то сверху. Таким образом выстроена вся система.

Впрочем, об этом можно говорить бесконечно, так что перехожу к конкретным проблемам наблюдения.

Проблема проверки правильности внесения избирателей в списки избирателей

Наблюдатель не может сверить паспорт избирателя с записью в избирательной книге. Обосновывается это защитой персональных данных, что смешно. На практике это приводит к тому, что по договоренности с членом УИК можно проголосовать за кого угодно, например за мертвых душ и заведомо не ходящих на выборы людей. Хуже, нет никакой возможности убедиться в том, что в допсписок вносят действительно только людей прописанных в районе ответственности УИК. Чисто теоретически, ничто не мешает вписать в допсписок произвольное количество избирателей якобы прописанных на территории участка, но отсутствующих в основных списках. Это дыра.

Что бы эту дыру закрыть, нужно разрешить наблюдателю визуально сверить запись в книге избирателей с паспортом голосующего и прописать суровую процедуру на случай если обнаружено несовпадение.

Проблема организации надомного голосования

Слабо прописана процедура выхода групп для голосования на дому. Если, как это было у меня, три мобильные урны выходят с участка одновременно, то, что бы гарантированно предотвратить нарушения, нужно четыре независимых наблюдателя. Документальной защиты практически никакой нет, т.к. копии реестров, которые можно запросить у председателя и которые он может не дать, легко подменяются постфактум.

Здесь нужно просто обязать председателя перед отправкой мобильной урны производить простую процедуру - выдавать четко заверенные копии реестров надомного голосования всем наблюдателям, а еще лучше - вписывать в увеличенную копию протокола. Там же должно фиксироваться количество бюллетеней выдаваемых в соответствии с ними мобильным группам и должен быть прописан запрет на выдачу избыточного количества бюллетений.

Право на перемещение и допуск наблюдателей

На нашем участке была комната, где оформлялись все документы и происходили все переговоры с ТИКом. Наблюдателей туда не пускали, что, как выяснилось, нарушение, но в законе нет ясного пункта на этот счет. Мотивировалось это тем, что это территория школы, а не УИК. Кроме того, голосование чуть было не начали без нас. Отдельные проблемы с рассадкой:  на предложенных нам местах не было видно процесса выдачи бюллетений и работы со списком избирателей.

Такие вещи нужно однозначно прописать. Что УИК обязан к такому-то времени допустить и записать всех наблюдателей. Что наблюдатель должен иметь возможность наблюдать за работой УИК где бы она не производилась.

Сложность соблюдения закона при подсчете голосов

Закон написан таким образом, что при соблюдении его буквы подсчет голосов гарантированно растянется на многие часы. Процедура мягко говоря не оптимальна и очень трудозатратна. С учетом того, что все учавствующие в процессе - обычные люди которым хочется спать, результат понятный. К примеру, у нас не брошурировались списки избирателей после подсчета, т.к. члены УИК боялись несхождения на единицы голосов и повторного пересчета. И, конечно, из-за человеческой ошибки у нас такое расхождение на один голос возникло. По этому поводу мы все приняли участие в уголовном преступлении - фальсификации протокола на один голос. Хотя формально должны были все пересчитывать, т.е. в шесть утра мы должны были начать весь многочасовой пересчет заново, без гарантии отсутствия ошибок.

Такая невозможность соблюдения буквы закона приводит к тому, что переписать результаты после подсчета становится проще простого.

Исправляется это тоже элементарно.

Во-первых, почему в УИК оснащенном компьютером, ксероксом, интернетом и веб камерами нет машинки для подсчета бюллетений? Наличие такой машинки сократило бы подсчет голосов на часы и свело бы вероятность человеческих ошибок к минимуму. Подумайте, почему такие машинки не ставят?

Во-вторых, вполне можно законодательно разрешить погрешность в контрольных соотношениях, скажем, до каких-то долей процента или просто десяти голосов. Почему нет?

В-третьих, саму процедуру можно радикальнейшим образом упростить, если разрешить наблюдателям или членам УИК выборочно проверять результаты подсчета голосов и дать им возможность ветировать итоговый протокол. Тогда можно разрешить параллельный подсчет голосов на многих стадиях. По сути, мы так и делали на участке, что незаконно.

Последняя, но важнейшая проблема - сложность получения копии итогового протокола

По закону каждый наблюдатель имеет право получить заверенную и внесенную в специальный реестр копию протокола со всеми результатами подсчета голосов. Это гарантирует от последующего пересчета голосов без наблюдателя и переписывания результатов в ТИКе. Однако, в законе плохо прописаны гарантии на такое получение и правила заверения такой копии. Всеми правдами и неправдами председатели УИКов пытаются уйти от выдачи такой копии. Или требуют заблаговременного заявления с соответствующим требованием или просто отказываются выдать, или "забывают" поставить один из шести (6!) признаков правильно заверенной копии, на основании чего суды потом отказывают во всех жалобах.

На нашем участке, где УИКу пришлось зафиксировать победу Прохорова, мы не могли получить копию в течении трех часов после завершения подсчета голосов. Председатель тянула время, запиралась в недоступной нам комнате, подолгу говорила с ТИКом по телефону, пыталась всучить пустые копии без заверения и печати и, в последний подход, "забыла" про реестр, в котором мы должны расписаться в получении. При этом, среди шести человек дожидавшихся копии протокола, обо всех нюансах процедуры знал я один, т.е. если бы меня не было, с большой вероятностью наблюдатели были бы обмануты и протокол могли переписать.

Что бы исправить ситуацию достаточно обязать УИК выдавать копии протокола всем наблюдателям и прописать в законе процедуру, вплоть до заверения копии. А если еще и требовать наличия подписи наблюдателей в протоколе, то можно самым существенным образом сократить почву для конфликтов и взаимного недоверия и решить большинство вышеописанных проблем одним махом.

До предела накаленная атмосфера на участке это отдельная проблема. Недоверие между УИКом и наблюдателями нагнетается искусственно и очень серьезно. Не каждый такое выдержит в течении шестнадцати часов.

Парой легких и непринципиальных поправок в закон можно было бы решить массу проблем. В частности, отпала бы необходимость в трех наблюдателях на один УИК, т.е. покрытие участков наблюдением по стране выросло бы радикально.

А ведь есть еще видеозапись - замечательная идея Путина, которую вертикаль совершенно намеренно слила, запретив использование записей в судах и закрыв доступ к архиву видео.

Кстати говоря, практику несправедливых судебных решений по избирательным спорам тоже можно было бы исправить. Достаточно такие жалобы рассматривать судом присяжных. Ведь не нужно быть юристом что бы понимать когда подсчет голосов был честным, а когда были серьезные нарушения.

Ну а выводы? Выводы делайте сами.