Previous Entry Поделиться Next Entry
Полный привет на участке №2720
Перестройка
ed_glezin wrote in nabludatel_org
Вброс, карусели, препятствование фото-видеосъемке, отсутствие реестра на выездное голосование, постоянные угрозы наблюдателям удалить их с участка, беспрецедентное бегство комиссии с участка после окончания выборов и т.п.

Было подано 5 коллективных жалоб.

Зафиксировано 22 нарушения избирательного законодательства.

На московском избирательном участке №2720, по выборам в Госдуму 4 декабря 2011г., я - Глезин Эдуард Ефимович Глезин - был в статусе члена УИК с правом совещательного голоса от партии "Яблоко".

=======================================================

Странности в представлении председателя УИК на участке № 2720 Валентина Михайловна Ивуль о контроле за чистотой голосования стали очевидны за день до голосования. Когда я попросил ее как можно больше приблизить места для наблюдателей с урнами для голосования, она заявила, что главный наблюдатель на участке и гарант их честности – это она сама. Поэтому именно она будет сидеть возле урн.
В итоге место для наблюдателей было отведено метрах в десяти от стационарных урн. Так что все голосующие при волеизъявлении вставали к ним спиной. То есть для потенциальных вбросчиков бюллетеней были созданы максимально благоприятные условия. Наблюдатели при всем желании не только не смогли бы поймать преступника за руку, но даже и заметить его манипуляции с бюллетенями. Вбрасывай сколько угодно!
Но и этого ограничения Ивуль показалось мало. И она строжайше запретила наблюдателям заходить за линию, выложенную плиткой на полу. Чтобы никто не перешел границу председатель учредила пост для сотрудника полиции который бдил в центе участка лицом к наблюдателям, спиной к урне. Таким образом, вместо того, чтобы обеспечить максимальный контроль над стационарными урнами, Валентина Михайловна контролировала наблюдателей.

Все мои апелляции к закону "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ" разбились о железный аргумент В.М. Ивуль: "Я не юрист и закон знать не обязана!"...



Взгляд другой камеры.
Фрагмент репортажа германской телекомпании ARD "Россия: Конец носителя надежды"



Полностью репортаж тут: http://mediathek.daserste.de/sendungen_a-z/329478_weltspiegel/8945752_russland-ende-eines-hoffnungstraegers?buchstabe=W

Текст: http://www.daserste.de/weltspiegel/beitrag_dyn~uid,yh5qvqifpnmvdxe2~cm.asp

Нарушения, выявленные наблюдателями на участке №2720

1) Незаполнение увеличенной копии протокола после открытия избирательного участка.
2) Незаконные отметки в списках избирателей (мертвые души).

Интересные отметки в списках избирателей о получении открепительных, БЕЗ ПОДПИСИ самих избирателей:





3) Препятствование деятельности журналистов (от съемочной группы немецкого телеканала АRD требовали мифическое «разрешение на видеосъемку», без которого не давали работать)
4) Запрещение на фото-видеосъемку для наблюдателей.
5) Незаконное ограничение перемещения наблюдателей по избирательному участку.
6) Отсутствие информационного плаката о политических партиях, принимающих участие в выборах.
7) Списки избирателей (тетради) не были опечатаны и подписаны с обратной стороны после открытия избирательного участка и при начале голосования.
8) Отсутствие реестра на голосование вне помещения.
9) Неинформирование председателем УИК наблюдателей о данных по выездному голосованию до выезда мобильной группы.
10) Отказ в немедленной регистрации копии заявления (жалобы) председателем УИК.
11) Отказ в доступе к документам, членам УИК с правом совещательного голоса.
12) Постоянные угрозы в адрес наблюдателей со стороны председателя УИК.
13) Нарушение процедуры окончания голосования и подведения итогов голосования (уход на час всех членов УИК «на ужин»).



14) Изоляция от наблюдателей списков избирателей после закрытия участка для избирателей.


(Ивуль уносит в свой кабинет списки избирателей)

15) Присутствие посторонних лиц при подведении итогов голосования и агрессивные действия в адрес наблюдателей с их стороны.
16) Фальсификация данных в увеличенной копии протокола (помимо занесения подтасованных данных по голосованию за партии, в последней графе вместо пяти поданных и зарегистрированных жалоб не было отмечено ни одной).



17) Незаполнение увеличенной копии протокола в установленное время.



18) Заполнение увеличенной копии протокола по окончании голосования карандашом, а не маркером.

19) Составление необоснованного решения УИК о незаконном удалении члена УИК с правом совещательного голоса.
20) Изоляция от обзора наблюдателей переносных урн для голосования в первые часы голосования.
21) Необоснованная четырехчасовая задержка копии протокола об итогах голосования.



22) Неверное и неполное заполнение копии протокола об итогах голосования.



Благодаря усилиям председателя УИК были созданы практически идеальные условия для вброса бюллетеней. И он таки произошел. Доказательством тому служат, по крайней мере, три факта.

1) При осмотре книг избирателей чуть ли ни на каждой странице были обнаружены строки, с заполненными на избирателей паспортными данными. Не хватало только подписей самого избирателя. При этом указывалось, что гражданин получил открепительное удостоверение. Хотя при его вручении избиратель обязан расписаться. (Сам брал открепительный – знаю).

2) Наблюдатели вели свой подсчет количества проголосовавших. До вечера наши данные совпадали с показателями явки, которые с участка передавали в ТИК. Но около шести вечера две цифры резко разошлись. Мы насчитали примерно 750 проголосовавших, а по словам председателя УИК В.М. Ивуль бюллетени были выданы 1100 избирателям… К 750 можно было прибавить 43 проголосовавших на дому. Но все равно, разница в 300 (!) человек была слишком большой, чтобы ее можно было списать на статистическую погрешность, или невнимательность счетовода, который не сходил со своего мета и практически не сводил глаз с урн для голосования. Тем более, что до этого не было никаких существенных расхождений. С 6 вечера по данным Ивуль явка странным образом не менялась. Тогда как по нашим подсчетам на момент закрытия участка проголосовавших было около 900 человек. Разница сократилась до 200 человек.

3) При подсчете неиспользованных бюллетеней цифра несколько раз менялась. Но первая оказалась верной – 1048. Но тут Ивуль сверилась с какими-то своими подсчетами и заставила еще несколько раз пересчитать бюллетени, пока, наконец, не записали нужные цифры: 843. Разница составляла как раз 205 бюллетеня… Т.е. было вброшено около двухсот бюллетеней и они всплыли в виде «лишних» погашенных бюллетеней. Если бы был записан первоначальный показатель, то не сошлось бы главное контрольное соотношение. Поэтому и не заполнялась сразу увеличенная копия протокола. Для этого и запирались от глаз наблюдателей списки избирателей, в которых было так много заполненных строк на «мертвых душ», оставалось только расписаться за них и можно сразу улучшить показатели партии власти…



Кроме прямых препятствий со стороны УИК для наблюдения за ходом голосования были и косвенные. Тучная дама в красном буквально клеилась ко всем активным наблюдателям отвлекая их пустопорожними разговорами. Предлагала заменить счетчика голосующих. Уговаривала то передохнуть в буфете, то выехать с мобильной группой для наблюдения за голосованием на дому. Из претензий к ходу голосования ее взволновало лишь два вопроса: имеют ли право устраивать экзит-полы рядом с участком и не является ли незаконной агитацией название партий на бейджиках наблюдателей. Представившись сначала «независимым наблюдателем», а затем наблюдателем от «Правого дела», она впоследствии оказалась коллегой остальных членов УИК по заводу имени Хруничева…



Незаконные требования стали сыпаться из председателя УИК сразу после открытия участка. Как только я попытался сфотографировать демонстрируемые наблюдателям пустые урны, она закричала, что фотографировать нельзя. Дружная отповедь наблюдателей вроде остудила ее пыл. Но только на время. Позднее, она потребовала от меня, под страхом удаления с избирательного участка, мифическое «специальное разрешение» на видеосъемку. К концу дня ее ненависть к моему фотоаппарату перешла все границы. Пришлось его выключить. Но и работающий диктофон вызвал у Ивуль не меньше эмоций. После того как она заметила его в моих руках, Валентина Михайловна приказала остановить подсчет бюллетеней, провела экстренное заседание УИК, на котором единогласно было принято незаконное решение о моём удалении с участка. Я напомнил ей, что в письменном решении должно быть сказано, чем именно я препятствовал работе комиссии и какой именно пункт закона был мной нарушен. Председатель удалилась в свою комнату. Примерно через полчаса, она торжественно вынесла и огласила постановление УИК. В нем говорилось, что «наблюдатель» Глезин «мешал» работе комиссии и потому подлежит немедленному удалению. Я возразил, что во-первых я член УИК с правом совещательного голоса; во-вторых в избирательном законодательстве нет такого определения: «мешал»; в-третьих в решении не указано чем я препятствовал работе комиссии и какую статью закона нарушил; в четвертых по закону члена УИК с правом совещательного голоса в принципе нельзя удалить с участка. «Так Вы хотите, чтобы я переписала решение комиссии?», - спросила Ивуль. «Да, конечно» - ответил я, и председатель снова заперлась в своем кабинете. Скорее всего, после консультаций с начальством из ТИКа, она поняла всю абсурдность своих претензий и незаконность столь желанного ей удаления меня с участка. Выйдя с натужной улыбкой из кабинета, она примиренческим тоном заявила: «Ну, если Вы будете себя хорошо вести, мы вас можем оставить». «Закон нарушать я не буду», - заверил я.



Но самое интересное явление в день выборов на соседних участках в одной школе – это карусельшики и связанная с их бурной деятельностью разница результатов «Единой России». Один зал школы №1816 по улице Кастанаевской, дом 9 А был разделен на два участка с примерно равным количеством избирателей №2720 и №2721. Но так получилось, что наш участок с помощью проекта «Гражданин наблюдатель» был плотно прикрыт активными наблюдателями. А в соседнем общественные контролеры воспринимали происходящее вокруг как нечто потустороннее, которое никоим образом к ним не относится, а то и просто спали на месте. Председатели соседних комиссий, которые постоянно консультировались между собой, видимо договорились всех карусельщиков переправлять на спокойный участок. Только на моих глазах прошло пять таких организованных групп, с явным бригадиром во главе.



Один из такой группы, шествуя мимо меня, сказал своему подельнику: «О, смотри как удобно: и двадцатый участок тут, давай и там проголосуем». Если такие голосующие бригады хотели проголосовать на нашем участке, то их аккуратно разворачивали к соседям. При этом все группы неизменно подходили к одному определенному столику. На мои съемки таких крайне подозрительно бригад, очень нервно реагировал председатель соседней избирательной комиссии, говоря, что мое дело «наблюдать на своем участке». А все, что происходит на его участке – его внутреннее суверенное дело.

После подведения итогов голосования стала видна разница между «карусельными» выборами и теми где влияние административного ресурса ограничивается общественным контролем. На нашем участке за партию власти проголосовало без учета вброса 219 человек (17%), официально зафиксированный результат ЕдРа - 419 человек (37,6 %), а у соседей более чем с двукратным превышением – 882 голоса (52,9 %). Как говорится – почувствуйте разницу.

Как позднее выяснилось, такой поразительный отрыв ЕдРа на неконтролируемых соседних участках наблюдатели зафиксировали на слишком многих участках. ( подробная статистика тут: http://nabludatel.org/ и в статьях Орешкина: http://www.novayagazeta.ru/politics/49947.html, http://www.novayagazeta.ru/politics/49904.html ) Слишком для того, чтобы считать это случайностью или простым совпадением. Это путинская закономерность. Создана отлаженная и тотальная система накручивания голосов для Партии жуликов и воров. Ей подчинены практически все избирательные комиссии. По сути это те же "оборотни в погонах". Вместо чистоты выборов, они гарантируют их повсеместную фальсификацию.

Не всегда, но все чаще и чаще махинаторов ловят за руку. С ростом доступа к интернету и развитием техники все больше очевидцев подтасовок на выборов имеют возможность распространить увиденное на все более широкую аудиторию. Время играет против кремлевских охранителей. Им всё труднее утаить шило в мешке.



Смысл проекта «Гражданин наблюдатель», в котором я принимал участие, как раз и состоял в том, чтобы по специальной 5%-ой выборке сравнить реальные результаты выборов с желаемыми для власти. Таким образом, за счет активности наблюдателей у нашего народа появились реальные доказательства подтасовок на выборах и дополнительные сомнения в легитимности путинского режима…

Эдуард Глезин



Поданные в УИК жалобы:













Ещё фото тут: http://public.fotki.com/Ed-Glezin/2011-12-04/?show=all


Про самые честные путинские выборы (мой опыт 2008 года):

Как я поймал за руку фальсификаторов
http://ed-glezin.livejournal.com/20917.html

Другие доказательства вбросов и каруселей тут: http://ed-glezin.livejournal.com/418575.html


  • 1
Активисты "Единой России" готовы принимать доказательства фальсификаций, обещают уголовное наказание фальсификаторам: http://www.facebook.com/groups/erzachestnievibory/
Давайте им поможем с материалами.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account